Volod on 3 мая 2011

Теократическая фантастика Марка Тьернелла
собрание Summit View, Puyallup,Washington,USA

«Закончилось! — воскликнул Дон. — Свершилось!» «Мы живы! — кричал я. — Мы живы!» Он обхватил меня, и мы закружились в танце. Дон был одним из наших пожилых старейшин. «Я никогда еще не чувствовал себя таким полным жизни», — сказал он. Все вокруг тоже обнимались и танцевали. «Думал ли ты когда-нибудь, что Армагеддон будет таким?» -спросила наша подруга Танни с мокрым от потоков слез лицом. «Потрясающе, -попытался произнести я, ощущая ком в горле, — просто потрясающе». «Посмотри на солнце», — сказала она, подняв голову и заслонив лицо рукой. «Оно опять такое, как всегда. Не чудесно ли это?» — добавила она.

На парковочной стоянке около зала Царства находилось 35 членов нашего собрания. Все подбегали друг к другу, обнимались, прыгали, смеялись, плакали, кричали. Одни вскидывали вверх руки и, подняв головы, восклицали: «О, Иегова, спасибо, спасибо!» Другие падали на колени и, сжав руки пред лицом, сидели на земле, замерев в сердечной молитве, крепко зарыв глаза. Некоторые все снова и снова сжимали в объятиях своих детей. Там были также браться из испанского собрания. Я не понимал, что они говорят, но было очевидно, что для них этот день был таким же, как и для нас.

Так пролетело несколько часов. «Посмотрите, еще одна машина!» — воскликнул кто-то. Мы все опять замерли в молчании. Я ничего не слышал, кроме биения моего сердца. Мы смотрели. Это была одна из последних моделей Форда, выгодно отличавшаяся по форме от многих других. Все припарковывали машины, где попало. Некоторые оставляли машины открытыми и просто бежали. «Кто это?» — спросила моя жена Тамми, дергая меня за руку. «Джерри и Кей, — воскликнули все разом. — «Это Джерри и Кей!» Они побежали навстречу бегущей к ним толпе. Объятия, танцы, смех и плач — все началось снова.

Это повторялось и повторялось. Целый день. Но появившиеся в тот день были теми, кто всегда приходил. Мы предвкушали, кого мы увидим следующим. Но это были те, кого мы всегда видели на встречах собрания. «Это просто нечто особенное», — обратилась ко мне сестра по имени Синди. «И это все, что ты можешь сказать?» — сострил я в ответ. «Ну, правда же?» — сказала она, схватив меня за плечи и смотря мне прямо в глаза. «Да, это, действительно, нечто особенное», — громко рассмеялся я. «А эти птицы, — добавил я. -Только послушай! Ты когда-нибудь видела столько птиц?» Мы снова обнялись.

О брате Джерри всегда тепло отзывались, он всегда все хорошо продумывал. Подойдя ко мне, он сказал с горящими глазами: «Как там внутри Зала? Здорово, что можно снова видеть его незаколоченным. Как думаешь, не пора ли нам начать уборку?» Мы думали, что скоро войдем в зал и займем места. Мы думали, что у нас будет что-то вроде собрания, и мы будем обсуждать, что нам делать дальше. Но в тот день этого не произошло.

Около полудня мы почувствовали, что проголодались. Старейшины выделили группы для поиска пищи. Сестры думали, что будет забавно пойти по магазинам, но отправились в основном братья. Через некоторое время они начали возвращаться. Двое возвратились с огромными прицепами для жилья, а один — с большим трейлером для путешествий и генератором. Одна группа принесла посуду и столовые приборы. Большей частью это были сервизы, было также и настоящее серебро. Другая группа принесла столы, а остальные — продукты и напитки. У нас было обилие всякой еды. Один брат, Патрик, приехал на парковочную стоянку в полицейской машине с включенными огнями и сиреной. Он набил ее ящиками с вином и кофе. А в багажнике находилась кофеварка эспрессо.

Все включились в приготовление пищи, и вскоре обед был готов. Парл, наш председательствующий надзиратель, представил нас в длинной молитве, и мы начали есть. Мы думали, что уже почти пришли в себя, но оказались совершенно неготовыми к тому, что произошло дальше.

«Думаю, что я слишком возбужден, чтобы есть», — сказал я Бобу, одному из наших старейшин, пока мы стояли, глядя друг на друга с тарелками в руках. «Я тебя понимаю, -ответил он, глядя в свою тарелку и облизывая губы. — Я никогда не бываю «слишком каким-то», чтобы не есть, но сейчас близок к такому состоянию.» Я стоял спиной к улице. Боб смотрел мне прямо через плечо. Я увидел, как у него буквально открылся рот. С выпученными глазами он выронил свою тарелку и остолбенел. Я обернулся, и вот — брат Броуди, который помог прийти в истину большему количеству людей, чем кто-либо другой из тех, кого я знал, причем со своего кресла-каталки.

Сейчас он не приехал в Зал Царства. Он не пришел. Он даже не прибежал. Он прискакал! Он подпрыгивал и хихикал, как ребенок. У него была такая большая улыбка, что мне казалось, что уголки его рта готовы дотянуться до ушей. Сестры взвизгивали от радости. Братья стояли, смеясь, покачивая головами и показывая на него. Думаю, что тогда на обилие еды пролилось обилие слез.

В конце дня пришел брат из соседнего собрания. Он принес переговорное устройство, и мы поговорили с четырьмя другими собраниями в тот первый день и договорились о встрече в Зале Конгрессов на следующий. Мы узнали, что братья связались с Паттерсоном через любительскую радиостанцию, но больше никто ничего не знал.

Той ночью мы разожгли большой костер прямо на парковочной стоянке. Я стоял у потрескивающего огня, наблюдая как его блики танцуют на улыбающихся лицах. Джерри повернулся ко мне и произнес в задумчивости: «О чем ты думаешь, брат?» «О жизни, -ответил я. Жизнь кажется такой восхитительной!» Мы пели песни Царства под сопровождение стерео системы и колонок, которые были в жилых прицепах. Мы пели одну песню за другой, и каждый вставал и рассказывал о том, как Иеговы его спас. И тогда произошло то,… что никто из оставшихся в живых в на земле в тот день никогда-никогда не забудет.

Нас охватил легкий теплый вихрь ветра. И кто сможет забыть тот огромный огненный, медленно вращающийся столп в небе. По мере его вращения от него начали во всех направлениях отделяться языки пламени и падать в кружении. Мы все сидели, замерев в изумлении, в то время как языки пламени приближались к нам и распределялись между нами. Затем с небес прозвучал этот громоподобный, резонирующий голос. Можно было почувствовать его резонанс внутри себя, но мы не чувствовали страха. На всех нас снизошел покой. Голос сказал: «ВЫ — МОИ ВЕРНЫЕ СВИДЕТЕЛИ, И Я ИЕГОВА. Я ИЗОЛЬЮ НА ВАС БЛАГОСЛОВЕНИЯ СВЕРХ ТОГО, О ЧЕМ ВЫ МОЖЕТЕ МЕЧТАТЬ.»

Карлос, брат из испанского собрания, встал и, подняв ладони так высоко, как только мог, сказал: «Слава Иегове, мы будем служить ему вечно.» И он начал говорить о пророчествах, исполнение которых мы видели. Я подбежал к нему и сказал: «Карлос, Карлос, брат мой, как же я могу понимать, что ты говоришь?» «Не знаю, — ответил он. -Как я могу понимать, что говоришь ты?» Затем все братья и сестры из испанского собрания подбежали и стали обнимать нас, а мы их. Мы все говорили, говорили и говорили, одновременно. И многие благодарили Иегову за этот удивительный объединяющий нас дар.

Мы пошли к расположенным вблизи домам, чтобы принести то, что можно было бы использовать в качестве дров. Было странно входить в эти опустевшие дома. Мы не стучались. Мы просто открывали двери и говорили: «Вы говорите «Меня это не интересует»? У вас своя религия? Очень плохо, очень плохо… Ты, великий город, в один день свершится суд твой.» Мы даже принесли к огню несколько табличек. На одной было написано: «Торговцам и агентам вход воспрещен», на другой: «Осторожно! Злая собака». Мы долго смеялись, бросая их в огонь.

Мы веселились допоздна. Никто не хотел идти домой, даже те, у кого были дома. Здесь мы больше чувствовали себя дома, в семье, больше, чем раньше. Наконец, ближе к утру, многие друзья начали засыпать.

Я подошел к Дону, который все еще не спал и сказал: «Дон, как ты думаешь, израильтяне были так же счастливы, после того как перешли через Красное море?» Он задумчиво посмотрел на меня, проведя рукой по своим седым волосам. Но мне они седыми не показались. Я подумал, может быть, это от золотого света огня. Он сказал: «Счастливы, Уверен, что они были счастливы. Но я не думаю, что кто-нибудь когда-нибудь чувствовал себя так, как народ Иеговы сегодня.» «Знаешь, — сказал он, — я всегда буду помнить это как «День Первый» вечности!»

Метки:

ТЫ - до сих пор не подписался на новости моего блога?!

Узнавай новости в числе первых. Оставайся в курсе событий!

Оставить комментарий или два