Volod on 3 мая 2011
Теократическая фантастика Марка Тьернелла
собрание Summit View, Puyallup,Washington,USA

Как только я припарковал грузовик и стал вылезать из машины, я увидел, как из дверей, спеша меня приветствовать, выбежала моя дорогая жена. «Ты слышал новость?» -спросила Тамми. Для меня это был длинный, тяжелый трудовой день, и никаких новостей я не слышал. «Какую новость?» — спросил я. Она схватила меня за плечи, как будто желая встряхнуть меня: «Атомная бомба!» — воскликнула она. — «Некая христианская военная группировка сбросила на Багдад атомную бомбу и сравняла город с землей. Они захватили Ватикан и сказали, что спрятали бомбы в крупнейших городах мира. Это беспрерывно показывают в новостях. Пойдем, посмотришь.»

Как только мы вошли в дом, зазвонил телефон. На другом конце провода был мой старинный друг Норм. Когда я сказал «алло», он просто выпалил: «Началось!» «Я еще не знаю деталей, — сказал я, — но, видимо, на самом деле началось. Ты думаешь, это наверняка?» «О, да, точно, — ответил он. — Это должно быть так. Они сказали, что захватили Ватикан силой, но они призывают к солидарности всех христиан по всему миру. Пока что Папа это никак не прокомментировал». «Здорово! — ответил я. — Думаю, ты прав, Норм. Началось. Надо послушать новости. Я позвоню тебе позже». «Хорошо, — сказал он. — Увидишь, это начало!»

Пока я смотрел новости, мое волнение нарастало. Христианская военная группировка (это теперь oxymoron) призвала к всеобщему миру и безопасности. Они сказали, что взорвут бомбу в любой стране, которая развяжет войну и что это обеспечит мир во всем мире. Они выдвинули несколько требований, включая освобождение от налогов всех христианских церквей. По сути, они просили о финансовой помощи из правительственных фондов всем церквям, присоединяющимся к их коалиции. Позже они добавили к своим требованиям официальное членство в ООН для Ватикана на правах мировой державы. Они пригласили глав всех церквей христианства в Ватикан для обсуждения сложившейся ситуации. Позже мы узнали, что всем прибывшим они обещали власть и, конечно же, богатство.

В течение последующих недель мир пришел в состояние хаоса. Весь мир поделился, в большей или меньшей степени, натри лагеря: христианство, нехристианские религии и военно-политические силы. Со стороны нехристианских религий раздавался явный протест и угрозы террора. Слова «мир и безопасность» не касались их губ. С другой стороны, ООН, оскорбленная обвинениями в том, что она не в состоянии обеспечить мир, заявила, что виной этому являются религии. ООН начала кампанию в свою поддержку, показывая, что религия стояла за спиной войн на протяжении всей истории. Она утверждала, что у нее есть собственный план обеспечения мира и безопасности. ООН заявила, что не имеет препятствий к его осуществлению, не требуя инициативы со стороны религии. Она приложила немало усилий, чтобы получить поддержку и вызвать негодование по отношению к религии, обвиняя ее во всех мировых проблемах и рисуя безоблачные картины мира и безопасности без религии.

По всему миру в Вефилях слышался призыв, никогда до этих пор не звучавший. «Остановите печать!» Вот что они нам сказали. Они прекратили печать очередного номера «Сторожевой Башни» и издали специальный выпуск, осуждающий действия коалиции и объявляющий ее неминуемый конец.

Конечно же, это совершенно изменило наше служение. «Благоприятное время» закончилось. Практически у каждой двери мы подвергались словесным нападкам. Сторонники ООН нападали на нас, потому что мы были христианами, а представители христианства нападали на нас, потому что мы осуждали их, и думая поэтому, что мы -сторонники ООН. Тем не менее, мы то и время находили «овечку», которая с энтузиазмом принимала истину (они тогда принимали ее именно так или не принимали вовсе); наше публичное свидетельствование было трудным делом. Для тех, кто раньше не свидетельствовал регулярно, это было слишком тяжело. Действительно, многие не были готовы претерпевать и жалели, что не были усерднее во «время благоприятное».

Рынок ценных бумаг потерпел крах. Начались бунты. Многие страны объявили военное положение. Наступили трудные времена. Народ Иеговы сплотился, как никогда. Интересно, что многие организации на земле тоже сплотились, как никогда раньше, включая государства-члены ООН. Их гордость была ущемлена, богатство испарилось, и, что важнее всего, их власти был брошен серьезный вызов. Все это привело к изданию эдикта о ликвидации всех религий мира. Это предложение было выдвинуто и поддержано теми государствами, которые формально представляли коммунистический блок, так как именно они были, главным образом, разъярены христианской коалицией. Однако предложение было поддержано западными государствами, предложившими план мировой экономики, стабилизирующий их благосостояние. Они также видели в этом возможность избавиться от фанатичных ближневосточных религий, под чьим контролем находилось так много мировой нефти.

Папа сначала пытался предстать в качестве посредника, но затем присоединился к коалиции, усматривая возможность возвратить себе власть в качестве главы «Всемирной Христианской Религии». Неприсоединившиеся к коалиции религии присоединились, как только ООН издала эдикт, означающий их уничтожение. Начиная с этого момента в самом деле наступила «великая скорбь». Она началась с демонстраций, переросших в восстания. Священники призывали всех христиан подняться на борьбу за Бога. Власти сначала пытались просто закрывать церкви, но сопротивление было настолько жестоким, что они начали их разрушать. Часто бунтовщиков убивали и/или подвергали аресту. Никто не мог отступить, не потеряв репутации. По сути, отступление означало потерю всего. Таким образом, все это переросло в большую резню.

Некоторые наши Залы Царств были официально закрыты. Конечно, мы не оказывали сопротивления. Там, где это случалось, встречи проходили в частных домах. Однако наше смелое осуждение коалиции не прошло незамеченным для правительств. Поэтому большей частью мы не были их мишенью, хотя их закон касался и нас. В течение всего этого трудного времени мы снова и снова получали защиту Бога, но пока еще не чудесным образом.

В те дни мы были очень утомлены. Стресс был сильным. Беспокойство постоянным. Но мы все же были счастливы. Мы знали, что осуществляется то, что предсказал Иегова. Мы продолжали участвовать в проповеднической работе, но старались не выделяться. В то время стать некрещеным возвещателем или неактивному стать активным требовало большого мужества. Откликающихся на проповедь было немного, и обычно это были те, кто уже когда-то имел дело с истиной.

До того момента пока весь Вавилон Великий не был полностью разрушен, мир день ото дня пребывал в состоянии переворота. Бунты стали обычным делом. Началась всемирная депрессия. Уровень безработицы был постоянно высоким. В программах новостей некоторые мировые лидеры начали делать замечания (многословные) типа «Что мы делаем?» или «Как же это все началось?» Некоторые страны пребывали в состоянии анархии, а другие были на грани этого. Политические лидеры старались сплотиться, используя ООН, но иногда некоторые говорили так, как будто они скучают по старой «блуднице», чтобы управлять народами. И, конечно же, они тосковали по тому роскошному образу жизни, который был до того, как это все началось.

Мы стали очень заметными. Мы были единственной оставшейся в мире религией, но, как ни странно, на нас не обращали внимания. Пресса о нас не упоминала, и в то время это было нам на руку. Но и этому пришел конец. Внезапно, как будто выключили свет, и вот мы — единственные в светящихся одеждах. Каждый день в каждой программе новостей начали упоминать о нас, а также об имени Иеговы, но очень скоро тон стал меняться на все более и более негативный.

И вот началось. Братьев и сестер подвергали арестам, Залы Царства — обыскам, многие стали проявлять по отношению к народу Бога ненависть. Некоторые — в прошлом священнослужители или поддерживавшие Вавилон Великий — особенно сопротивлялись нашему существованию и требовали нашего уничтожения. Это было страшное время. Печально, что некоторые малодушные братья покинули нас, и мы их больше не видели. Потом, несмотря на то, что для нас дела были плохи, ухудшение ситуации прекратилось. Появилось нечто, что на время отвлекло внимание от нас.

Странная красная облачность из космоса вошла в пределы нашей галактики, направляясь прямо к земле с огромной скоростью. Она была полна космических частиц, и ученые предсказывали много всего, что должно было произойти, когда она достигнет земли. Нарастала паника. Многие строили подземные укрытия, убивая всякого, кто приближался к ним. Некоторые совершили самоубийства. А другие, используя состояние хаоса, грабили и нападали на людей ненавидимой ими расы.

Затем, как раз когда мы почувствовали, что пора войти в потаенные комнаты и покрыть головы, пришло письмо от Руководящего Совета, которое вызвало невероятный шок. В нем говорилось, что в мире все еще могли быть овцеподобные люди. Они обращались к нам с просьбой провести последнюю неделю, как никогда прежде смело, свидетельствуя с трактатом «Весть о Царстве». Нам следовало достичь всех до последнего на своей территории. Мы должны были предлагать трактат каждому, кого встречали.

Особо подчеркивалось следующее: всех нас — независимо от того, сможем ли мы свидетельствовать всю неделю или нет — просили начать в первый день. Все до единого мы должны были начать рано утром в один и тот же день по всей земле. Мы горячо молились Иегове о том, чтобы Он дал нам мужества, и Он дал нам его. За три дня до этого специального дня по распространению трактата красная облачность достигла земли и обволокла атмосферу. Солнце померкло и имело странный вид. Ночью было совсем не видно звезд, а у луны был кровавый цвет. Мы вспомнили Писание, где говорилось, что мы должны поднять головы и распрямиться, потому что близилось наше спасение.

Наступило то самое утро, и мы собрались на специальную сходку для служения. Мы все были напряжены и возбуждены, потому что знали: день будет знаменательным. Однако мы тогда даже не представляли, что то, что должно было произойти с нами в тот день, сделает его незабываемым на всю жизнь, навсегда! Это произошло с каждым, кто проповедовал в тот день, включая тех, кто был в больницах, тюрьмах или еще где-нибудь.

Мы начали в пять часов утра, оставляя трактаты под каждой дверью. В девять утра мы уже звонили в двери и быстро вручали их враждебно настроенным людям. В полдень мы добрались до торговых центров, казалось, что весь мир уже знал, что мы готовим. Братья предоставили трактат средствам массовой информации и они тут же «состряпали» историю.

В общественных местах царило оживление и шум. Кто-то участвовал в политическом митинге, кто-то протестовал, другие пытались вести торговлю с теми, кто запасался продовольствием. Мы начали вручать трактаты каждому. Вот что произошло с моей группой. Я протянул трактат одному мужчине, и он прорычал: «С меня хватит, меня уже тошнит от имени Иегова». С этими словами он замахнулся, чтобы со свей силой ударить меня в лицо кулаком. Я зажмурился, но к своему изумлению услышал хруст костей его сломанной руки и увидел, как он корчится от боли, как будто он ударил кирпичную стену. Быстро собрались другие, потому что они думали, что мы, стоящие там с руками, полными трактатов, обидели этого человека, выкрикивающего ругательства, в то время как он сам претерпевал большие страдания.

Толпа ринулась на нас одной массой, но, пытаясь ударить нас, тоже повалилась на землю. Это было, как будто они ударились о железобетон. Их гнев нарастал. Один человек достал из своей машины биту для мяча и, приблизившись к брату Джеффу, который стоял рядом со мной, ударил так, как будто хотел снести его голову с плеч. Но бита в его руках сломалась, а Джефф, как и все мы, просто стоял в благоговении. Толпа потеряла рассудок, люди начали швырять в нас чем попало, но вещи отскакивали от нас. Наконец кто-то достал ружье и выстрелил сестре Синди прямо в грудь. Это тоже не возымело никакого эффекта. Мы в изумлении переглядывались. Мы не могли сдержать улыбок. Я обратился к толпе: «Послушайте. Иегова не хочет, чтобы его творения обижали друг друга. Он желает, чтобы мы любили ближних». Имя Иеговы, похоже, еще больше расстроило их. Тогда один из них ударил кого-то, кто не был одним из нас. Конечно же, тот ударил в ответ, и вскоре началась уличная разборка. Мы спокойно удалились.

Начиная с этого дня и до конца Армагеддона все, кто участвовал в проповеди в этот день, столкнулись с тем же самым феноменом: они оставались неприкосновенными для насилия. Мы подумали о тех трех еврейских юношах, брошенных в раскаленную печь… Многие рассказывали о том, как на них нападали с топором, ножом, как их пытались переехать грузовиком и так далее. Наручники на наши руки не надевались… Я слышал, что одного брата положили на рельсы, и целый поезд сошел с пути. Некоторым операторам новостей удалось снять эти сюжеты, и их показывали повсюду. И тогда они узнали… тогда они узнали, что за всем этим стоял Иегова.

В продолжение недели мы заходили в самые опасные места, туда, где околачивались закоренелые преступники, где были военные базы, мы шли туда, где, как мы думали, могли быть те, кого раньше не удалось достичь. Нас никто не мог остановить. Поразительно, но мы могли говорить об Иегове тихо и спокойно, и это приводило людей в бешенство, к попыткам убить нас. Однако были случаи, когда в течение той недели Иегова распространил свою милость на проявивших веру. Затем проповедническая работа была окончена.

Космические частицы из красной облачности начали падать на землю подобно метеоритам, сначала медленно. Если один из метеоритов падал в воду, она становилась ядом, приобретая коричнево-красный оттенок. Если кто-нибудь пил ее, он ужасно заболевал: его тело начинало разлагаться. Когда мир понял, что запас воды истощается, каждый начал запасаться и воевать за воду. Когда узнавали, что у какой-то группировки (возможно, этнической группы) есть вода, ее атаковали, и начиналась кровавая резня. Воды в мире становилось все меньше, люди везде и всюду начали убивать друг друга в больших количествах. В то время человек, действительно, убивал человека за стакан воды.

Нам же вода была не нужна. Каким-то образом наши тела функционировали так, как будто мы пили много воды, на самом деле, казалось, что мы чувствуем себя даже лучше, чем раньше. Мы собирались маленькими группами, чтобы поддерживать друг друга, прославлять Иегову и заботиться о потребностях друг друга. Правда, что в тот день мы выбрали для себя позицию — оставаться спокойными и смотреть на спасение от Иеговы.

Относительно немногие оставшиеся после уничтожения друг друга были до последнего поражены летящими с неба горящими ракетами. А что же вода? Выяснилось, что после того как красные частицы со временем растворились, они наполнили землю компонентами, необходимыми для небывалого прежде урожая.

Как только все закончилось, мой старый друг Норм сказал: «Как думаешь, Сатана уже брошен в бездну?» Я на мгновение задумался. «Не знаю, — сказал я. — Но если бы меня спросили о самом подходящем для этого времени, я бы сказал — сейчас!»

Метки:

ТЫ - до сих пор не подписался на новости моего блога?!

Узнавай новости в числе первых. Оставайся в курсе событий!

1 комментарий к “Неужели это…? (часть 1)”

  1. Я так давно искала эту серию рассказов! Нигде найти не могла. Спасибо!

Оставить комментарий или два