Теократическая фантастика Марка Тьернелла
собрание Summit View, Puyallup,Washington,USA

«Что?! Ты хочешь, чтобы я поехала в служение вместе с ними, в одной машине с братом Хэкером? Кажется, мне нехорошо. Да, точно, я себя очень плохо чувствую. Думаю, мне нужно поскорее домой», — сказал я своей маме, когда мы были на парковочной площадке после сходки для служения. Она пронзила меня прищуренным взглядом, слегка опустив подбородок и немного склонив голову на бок, что обычно было знаком того, что она более чем серьезна. «Девочка моя, я думаю, что у тебя — серьезная проблема», — сказала она.

«Как раз у меня-то проблем нет, — настаивала я. — Ты же знаешь, какой он, и я тебе говорила, как он отзывался обо мне. Я вообще никуда не пойду, если этот человек будет там. По правде, я даже не знаю, буду ли еще ходить на собрания. Если буду, то это будет другое собрание, не то, где он.» Мама была ошарашена. «Знаешь, я уверена он совсем не это имел в виду. Думаю, что ты оскорбила его чувства. Совершенно ясно, что ты его игнорируешь. Неужели ты не можешь просто забыть об этом?» — вступилась она.

«Ну, мама! Он не часто ходит в служение и, кажется, у него так много проблем. Знаешь, я слышала, что он однажды был лишен общения. Не знаю, что он сделал, но я бы точно ничего подобного не сделала бы. Ну все, увидимся позже. Я хочу рассказать тебе, какой званый обед я устраиваю.» Следует сказать, что обед должен был быть грандиозным. Я собиралась готовить два дня: жареная баранина, шампанское и все такое прочее. Я была на подъеме. Я пригласила всех своих друзей и любимых. Только одно меня беспокоило. Когда я зашла к Стиву и Синди, чтобы принести им поесть и ободрить, от них уходила целая группа. Я всех их пригласила на обед. Однако среди них был также брат Хэкер, он был единственным, кого я твердо решила не приглашать, и он это знал. Я чувствовала себя неловко, но находила себе оправдание. Последнее, что я помню, — это как я вышла тем вечером из дома Стива и Синди.

Я ехала по зловеще темной дороге, когда увидела, как из-за поворота на скорости навстречу мне выехала машина. Она ехала слишком быстро, чтобы преодолеть поворот, и выехала на мою часть дороги, двигаясь прямо на меня. Помню, что я громко вскрикнула «О, нет!», давя на тормоз. Было слышно, как завизжали шины моего автомобиля. Казалось, это длилось вечно. Сердце бешено колотилось. Затем — вспышка, удар, и все стало темно. Помню, что видела какие-то сине-красные огни и много суеты. Я слышала, как кто-то спросил: «Она жива?», — и поняла, что мое положение серьезно. Помню, как обратилась к Иегове с короткой молитвой: «Иегова, если я не выживу, вспомни обо мне в раю.» И тогда я стала думать о многих вещах, но почувствовала большую усталость и отключилась..

Потом я открыла глаза и увидела перед собой глаза моей мамы. Она улыбалась. Я глубоко вздохнула. То есть очень глубоко вздохнула. В действительности, это был настолько глубокий вдох, что я сама удивилась. «Мама! — воскликнула я. — Ты так молодо и красиво выглядишь.» «Ты тоже, дорогая», — ответила она. «Где я?» — хотела знать я. Я села и затем вскочила на ноги. Я так чудесно себя чувствовала, просто великолепно. В комнате также была Крис, она протянула мне миленький халатик. Только тогда я поняла, что на мне была всего лишь тоненькая простынка. Слегка смутившись, я быстро взяла из рук Крис халат и завернулась в него. Я оглянулась вокруг, и вот вся моя семья была там, они во все глаза смотрели на меня, у всех на лицах сияли улыбки и слезы катились по щекам.

«О! Неужели это то, о чем я думаю? — спросила я. — Это Новый Мир? Я что…? Я имею в виду, меня только что…?» Мне не хватало слов. Но и другие, казалось, не могли вымолвить ни слова, они только утирали слезы сквозь улыбки, кивая головами в ответ на вопросы, которые я не могла задать. Я обняла свою маму, а также всех остальных. Мы просто стояли и стояли, сжимая друг друга в безмолвии, и я благодарила Иегову за то, что он ответил на мою молитву, которую я, казалось, произнесла только что. Он, действительно, вспомнил обо мне!

«Какой сейчас год? Как долго меня не было? Что это за чудесное место, где мы находимся? Сколько человек пережили конец?» У меня было столько вопросов, что они не могли на них ответить, но позже я получила ответ на все свои вопросы. Сразу после этого меня привели на вечеринку, где я была почетным гостем. Все были так счастливы. Это был такой обед, какого в моей жизни никогда не было и никогда не будет. Я увидела больше друзей, чем когда-либо имела. И еще, я никогда не думала, что пища может быть настолько вкусной. Она была невероятно вкусна. Именно тогда я поняла, что большинство продуктов старого мира имели лишь подобие вкуса. В середине празднования ко мне подошла Дженни, держа в руке пирожное из инжира, она сказала: «Скажи, что подсказало тебе, что ты — в новом мире?» На секунду я задумалась, а затем, хихикнув, ответила: «Когда я увидела всех, я заметила, что никто не носил очков. Тогда я осознала, что и я могла всех четко видеть, хотя на мне тоже не было очков.» Мы рассмеялись. Одежда у всех была непривычной для меня. И действительно, кроме того, что никто из братьев не носил галстук, самым заметным было многообразие удобной одежды. Один брат был одет по-особенному. Я не узнала его, когда он присел рядом со мной, держа свою тарелку с едой. С его лица не сходила теплая улыбка, а загадочные глаза выказывали мудрость. Когда я представилась, он поставил свою тарелку и протянул мне свою большую, мягкую ладонь. «Добрый вечер. Я Давид,» — сказал он глубоким, приятным голосом.

То, как он произнес свое имя, показалось мне знакомым. «Давид? Просто Давид?» Он кивнул, широко улыбаясь, но не разжимая губ. «Ты имеешь ввиду Царь Давид?» — вскликнула я в изумлении. «О, пожалуйста, не так. Просто Давид или брат Давид, если тебе так больше нравится,» — ответил он. «Ничего себе!» — я затаила дыхание. «Я могу тебя обнять?» От ответил: «Конечно!». Ошеломленная я обняла его. «А что ты делаешь на моем воскресении?» — хотела знать я. «Это мое назначение в настоящее время, — ответил он. — Я здесь, чтобы помочь тебе адаптироваться к новой жизни. Мы еще поговорим об этом на днях.»

Той ночью я почти не могла спать. Я проспала только несколько часов и проснулась еще до рассвета, готовая исследовать окружающий меня новый мир. У Пола и Нэнси, которые жили напротив, было много лошадей. Именно туда я и направилась, потому что они сказали, что я могу покататься на большом белом красавце-жеребце. Я галопом поскакала на холмы, в одиночестве, помолиться и поразмышлять обо всем, чтобы справиться с глубинами своего нового бытия. Я приехала к тихому пруду, который питал водой шумный ручей на захватывающем фоне гор с верхушками, покрытыми снегом. Я начала вникать в реальность всего происшедшего. Я была объята такой сладостной радостью жизни, что мне необходимо было окунуться в кристально чистую воду, отражающую теплое утреннее солнце. Я чувствовала, как водная рябь ласкает мою кожу, пока я плыла на противоположный берег, где находился благоухающий цветущий луг. Я ощущала подъем и энергию благодаря возрастающей силе жизни, именно такой должна быть жизнь. Я подняла взгляд к небу, вскинув руки вверх и сказала: «Спасибо, Иегова. Спасибо.» Затем я кувыркалась в цветах, чтобы выплеснуть наружу эйфорические эмоции. Потом у самой воды я столкнулась с огромным, гладким, могучим львом. В течение долгого времени он стоял в оцепенении, уставившись на меня. Мой первоначальный страх исчез, как только я вспомнила обещание из Исайи 11:9: «Не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей.» Я опустилась на колени и протянула руку. Он спокойно приблизился, я обняла его, и мы, играя, стали кататься на песке. Он еще побыл со мной немного, потом лизнул меня в щеку и скрылся в деревьях, покачивающихся от легкого, теплого бриза.

В течение следующих недель я посещала занятия для воскрешенных. Я ликовала и продолжаю ликовать от того, как работает мой мозг. Я обучалась так легко и запоминала так много, как и не мечтала раньше. Я познакомилась с таким количеством людей и запомнила столько имен! Я также обустроилась в специально приготовленном для меня доме без замков на дверях и окнах. На самом деле, с тех пор как я очутилась здесь, я не видела ни одного замка. Однако через некоторое время я начала ощущать некоторый дискомфорт. Что-то было не так. Я никогда не думала, что в раю можно ощущать дискомфорт. Я посмотрела вокруг: все были так счастливы, занимаясь порученным им делом, что это давало им чувство значимости и целостности, чего не было у меня. Я чувствовала, что просто бесцельно плыву по течению.

В результате я обратилась к брату Давиду за индивидуальной консультацией и поделилась своей тревогой. «Не беспокойся, — сказал он. — То, что ты чувствуешь, совершенно естественно. Это означает, что ты готова добровольно принять назначение. Пойди и поговори с местным надзирателем. Именно с ним тебе нужно увидеться, и он предложит тебе что-то, может быть, даже на выбор. Работы много, и твоя помощь будет оценена.» Итак, днем я отправилась в Зал Царства в центре городка и там встретилась со Стивом и Синди, которые работали в приемной. Я сказала им, зачем пришла и они проводили меня в кабинет надзирателя. «Проходи, — сказал Стив. — Он будет рад дать тебе поручение. А потом, не хочешь ли присоединиться к нам для игры в теннис? Будет весело. Затем у нас будет велосипедная прогулка по горе Пять Миль и плавание через озеро Пантера, и если не будет темно, то до ужина устроим поход.» «Конечно,» — ответила я. Я подошла к кабинету и постучала в дверь. Получив приглашение войти, я открыла ее и увидела сидящего за столом брата.

О, неужели! Это был брат Хэкер! У меня перехватило дыхание. Представляю, как я стояла там с отвисшей челюстью. Пока я так стояла, он не проронил ни слова. Он просто сидел и улыбался, поглаживая бакенбарды, ожидая, когда я заговорю. Наконец, произнесла: «О, брат Хэкер, не знаю, что и сказать? Я чувствую себя ужасно неловко. Я была так недобра. Как я могла быть так самоуверенна и критична? Это грешно в глазах Иеговы. Сможешь ли ты меня простить?» «Дорогая сестра, — начал он. — Твое искреннее раскаяние и смирение, несомненно, быстро приведут тебя к духовному выздоровлению на основе жертвы Иисуса Христа. Конечно, я прощаю тебя. Я ведь тоже получил урок, и не один. Некоторые были особенно трудны. Иегова знает, как обучать нас, чтобы вся планета была наполнена совершенными людьми, приносящими хвалу и честь его великому имени.» Брат был так добр.

Теперь я размышляю о том, как мое поведение могло стать препятствием к тому, чтобы мне оказаться в этом чудном мире, наполненном бесконечным множеством восхитительных вещей для обладания, обучения и приобретения опыта. Я молюсь Иегове, чтобы он помог мне всегда помнить о полученных мною уроках, чтобы мне продолжать развиваться и служить ему в этом чудесном раю всегда, в совершенстве.

Развлекательный портал для молодёжи и не только.

Метки:

ТЫ - до сих пор не подписался на новости моего блога?!

Узнавай новости в числе первых. Оставайся в курсе событий!

Оставить комментарий или два