Volod on 31 октября 2012

Отцы и дети

В то же самое время, когда происходили вышеописанные события, в моей жизни произошёл небольшой эпизод, который, как я думаю, сыграл свою роль в событиях, которые последовали за ним. Всем вам знакома социальная сеть Фейсбук. Многие братья и сестры пользуются этой сетью, поддерживают общение друг с другом, обмениваются фотоснимками. Иногда фотография, размещённая в этой социальной сети, может быть видна сотням и даже тысячам человек одновременно.  Однажды, я заметил несколько фотографий, размещённые молодыми Свидетелями Иеговы.  Эти снимки вы можете найти здесь: http://fotki.yandex.ru/users/sheff-max2012/

Эти братья и сёстры не в первый раз делились такого рода материалами, я пытался вразумить их, но никаких результатов это, к сожалению не принесло. Итак, фотографии выставлены на всеобщее обозрение, их могут смотреть как Свидетели Иеговы, так и совершенно посторонние люди. Если бы на снимках были 15 летние юноши, я бы принял это за дурачество, но этим братьями и сёстрам уже было под 30 лет – взрослые люди.

Я был в недоумении, как можно являться служителями Бога, ходить проповедовать от дома к дому, проводить изучения Библии с людьми и выставлять такое позорище не всеобщее обозрение. Я стал размышлять: может быть, мои взгляды слишком устарели или я чрезмерно придирчив? Ведь у многих СОТЕН других братьев и сестёр, которые смотрели эти снимки, не появилось никаких вопросов, напротив, некоторые из них писали под ними положительные комментарии, хвалили этих молодых людей.

Я показал эти снимки своим друзьям на закрытом форуме «Единство». Сознаюсь, я поступил не совсем правильно и мне очень жаль, что так получилось. Надо было показать эти снимки старейшинам собрания или, ещё лучше, родителям этой хулиганской молодёжи, чтобы они приняли меры. Но, как я писал выше, я полностью утратил доверие к этим старейшинам. Разве это не те же самые братья, которые огульными обвинениями и давлением хотели выбить из меня признание несуществующей вины? Разве это не те же самые люди, которым не было дела до правды, им важно было продемонстрировать свою власть надо мной? Можно ли ожидать от людей с такой моралью, справедливого решения?

И другой вопрос: могут ли братья, которые не смогли воспитать своих детей  – пасти божье стадо? Что было дальше?

Через день после опубликования фотографий мне позвонил Максим Шевченко (молодой человек с растопыренными пальцами на фото). Вот дословно наша беседа (лексические обороты в речи этого Свидетеля сохранены):

— Привет, Максим!
— Привет.
— Я чего-то не понял! Это чё такое было? Почему ты наши фотки выложил на форум?
— Максим, я действительно это сделал. А тебе не кажется, что на этих фотографиях изображены люди, которые позорят имя Бога?
— Это не твоё дело. Немедленно убери или у тебя будут проблемы!
— Я хочу, чтобы собрание Бога было чистым. Поэтому прошу убрать их из фейсбука.
— Мне всё равно, чё ты хочешь! Сейчас же убери фотки, я уже рассказал всё папе, он будет это обсуждать с другими старейшинами. У тебя будут реальные проблемы от меня, от старейшин и от кого угодно!

 

Короткий, но содержательный разговор. Я, со своей стороны не сделал ничего предосудительного. Они собственноручно опубликовали их, чтобы несколько сотен людей оценили эти фотографии. Функционал Фейсбука подразумевает, что я могу сделать репост (перепубликацию) снимков, могу скачать их себе на компьютер или вставить на сторонний ресурс. Публикуя те или иные материалы в социальной сети и делая настройки доступа, человек позволяет всем, кому материал доступен для просмотра совершать с ними все вышеперечисленные действия.

Я ни в коем случае не хочу сказать, что все Свидетели Иеговы похожи на эту молодёжь. Это было бы ложью.  Со всей уверенностью могу сказать, что среди СИ приличных людей в разы больше чем таких. Удивляет вот что: Свидетели говорят, что борются за чистоту собрания. Они подвергают давлению, а затем и выкидывают из собрания тех, кто не согласен хотя бы с одним учением Общества. Считая, что таким образом в собрании поддерживается христианское единство и чистота.

Но дети старейшин – т.е. братьев имеющих власть, могут вести себя, так как вздумается, для них будто закон не писан.

Даже после того, как я обратил внимание на поведение этих мужчин и женщин, им не вынесли порицание, не поставили на замечание, чтобы с ними никто близко не сообщался. Их не исключили из Организации за тот позор, что они нанесли имени Иеговы. Зато исследователя Библии можно и лишить преимуществ в собрании и даже поставить на замечание…

Такие истории сплошь и рядом. Не говорит ли это о порочности некоторых высокопоставленных руководителей? А если так, что чему могут научить эти руководители остальных членов Организации? Кто станет доверять таким людям?

Теперь мы можем снова вернуться в эстонский филиал ОСБ, где мы в компании со служителем филиала Арне Наабером и старейшинами ищем решение возникшей проблемы. Хочется сразу сказать, что кроме слов А. Евдокимова, которые я привёл выше, братья вели себя достаточно спокойно, Евдокимов даже расчувствовался, рассказывая как он хочет, чтобы в собрании был мир и спокойствие. Не думаю, что его чувства были неискренни. Однако вину свою они не признали, продолжая напирать на то, что я сам во всём виноват, то подошёл в неправильный момент, то сказал не те слова. Надо отметить, что навязывание вины человеку излюбленный метод всех религиозных манипуляторов. Навяжи чувство вины и связанные с ней фобии и человек полностью в твоей власти или во власти организации.

Я подумал, что есть смысл дать шанс этим братьям проявить христианское отношение к соверующему и пошёл им на встречу. Арне предложил устроить несколько совместных встреч (я и двое старейшин), чтобы со всей искренностью и взаимным доверием уладить прошлые разногласия. Я согласился. И это была самая большая моя ошибка. Мы встречались раз в неделю, на протяжении месяца. С каждой такой встречей я всё больше понимал, что их цель не установить взаимное доверие, а поймать меня на слове.  Но понял я это слишком поздно.

До последнего момента я пребывал в заблуждении, думая, что общаюсь с друзьями, которые готовы меня понять. Я делился с ними своими мыслями и чувствами в отношении организации, рассказывал, что меня смущают некоторые учения, которые явно не имеют настоящей библейской поддержки. Помню, как рассказывал свои представления о «верном и благоразумном рабе» о том, что нет никаких оснований считать эту притчу пророчеством. Что между Христом и людьми, согласно Библии не должно быть никаких посредников. Я не был против, чтобы руководящий орган организации назывался этим именем, но говорить о том, что Библия, говоря о «верном рабе» указывая конкретно на организацию Свидетелей Иеговы было бы легкомысленно. Я видел, что руководящий совет пытается учением о «верном рабе» подменить роль Христа – Организацией. И с этим я никак не мог согласиться.

Я ценил, что братья (Александр Евдокимов и Сергей Ветчинкин) уделяют мне своё время и был искренне благодарен им за это. Но с каждой такой встречей я замечал, что они попросту тянут из меня информацию, не отвечая на мои вопросы и не давая никаких комментариев.  Если же я просил прокомментировать что-то, это вызывало целую бурю эмоций. Говорил в основном брат Евдокимов. Он снова, как и в тот раз повышал голос, перебивал меня, пытался дискредитировать мои слова, приписывал дурные мотивы и навешивал неприглядные ярлыки. Чаще всего это начиналось, когда речь заходило о «верном рабе» и некоторых странных учениях СИ.

Я был бы рад, если бы братья убедительно ответили мне на вопросы, но ответов я не получил. С каждым разом я всё больше и больше понимал, что эти люди фактически не имеют понимания Библии… Они умело цитировали публикации Общества Сторожевой Башни, играли библейскими стихами, применяя их в совершенно  неуместных случаях. Я понял, что они просто запутались… Имея хороший склад ума и добрый характер им приходилось из года в год доказывать учения организации, которые с точки зрения Писания ничем не подтверждены кроме умозрительных выводов.  Думаю, поддерживая эти учения, внутри себя братья ощущали некое противоречие и это, несомненно, отразилось на их складе ума и поступках.

К концу месяца я понял, что нашими встречами мы ничего не решим, и принял решение – перейти в другое собрание. Пригласил старейшин, чтобы сообщить им об этом.  Следующий диалог состоялся между нами:

—       Александр, спасибо тебе и Сергею, что посвятили мне часть своего времени. Я благодарен за наши совместные беседы. Хоть вы и не смогли ответить на мои вопросы и продолжали обвинять меня, вместо того, чтобы достичь примирения, это помогло мне прояснить для себя то, что я хотел. В связи с этим я хотел бы сообщить, что хочу перейти в другое собрание, потому что находится в собрании Лаагна мне стало в тягость. Я не испытываю радости посещая встречи собрания и я понял, что разрешить эту проблему нам в данный момент не удаётся.  Поэтому очень прошу передать мои документы старейшинам собрания, которое я выберу.

—       Хорошо, Володя мы поняли. Тогда мы хотим тебе сказать, что ты будешь лишён преимущества быть служебным помощником.

Я ответил, что для меня это не так важно. Я могу служить Богу даже в роли простого возвещателя, лично для меня ничего не поменяется. Но поинтересовался на основании чего они приняли такое решение?  В ответ прозвучало нечто невразумительное – они выдумывали причины на ходу. Стало понятно, что это решение было принято намеренно, чтобы ещё больше дискредитировать меня в глазах братьев и сестёр и усугубить раздутые сплетни. Это был их ответ на то, что я не разговаривал с ними поджав хвостик и опустив глаза, за то, что обратил внимание на проступки их детей и за то, что дал знать служителям вефиля о том, что твориться в нашем собрании.

С того дня я стал посещать собрание Паэ-Кааре. То, что происходило дальше не вписывается ни в какие рамки. Особенно если говорить о рамках христианского собрания. Чтобы перевести человека в другое собрание, которое собирается в том же здании, достаточно передать документы старейшинам нового собрания. Но прошло около трёх месяцев, прежде чем старейшины собрания Лаагна сделали это. Через полтора месяца после последней встречи с ними, я получаю письмо от своих друзей из Литвы. Они интересовались, правда ли то, что меня поставили на замечание в собрании Лаагна? Для меня это было такой же новостью, как и для них.

Теперь я стал понимать, с чем связана задержка с переводом меня в собрание Паэ-кааре. Братья решили, что лишить меня преимуществ было слишком незначительной местью и решили продолжить своё дело. Втайне от меня они сделали объявление в собрании Лаагна, что я поставлен на замечание. При этом не забыли напомнить, что поставленного на замечание нельзя приглашать в гости, нельзя приходить к нему и поддерживать близкое дружеское общение. Можно общаться только в рамках собрания и приглашать проповедовать.

Подумайте вот о чём, дорогие друзья. На замечание поставили не какого-то хулигана, пьяницу или грешника, а того, кто боролся за чистоту собрания и стремился глубоко исследовать Слово Бога. Каким искажённым умом нужно обладать, чтобы вынести такое решение?!  Я стал размышлять: за кем же следуют эти люди? За Христом? Разве Христос или его апостолы когда-нибудь совершали нечто подобное? Разве Иегова их научил такому отношению к собратьям?

Исаия 42:3: …Он не сломает надломленный тростник и не потушит угасающий льняной фитиль. Поступая по истине, он покажет, что такое справедливость…

 

В результате их деяний многие братья и сёстры стали меня сторониться. Стало ясно, что меня буквально выпихивают из собрания, потому что я стал неугоден этим людям.  Последние иллюзии, что эти порочные люди являются истинными последователями Христа, таяли на глазах.  Для меня, как для человека, который верой и правдой служил полтора десятка лет, было такое отношение сильным потрясением. Но один брат, мой хороший друг, неоднократно призывал меня терпеть и не поддаваться на провокации. Он сравнивал этот случай с тем, как молодого Иосифа предали его собственные братья.  Мне это сравнение казалось уместным и немного утешало меня.

Через некоторое время после этого меня всё же перевели официально в собрание Паэ-Кааре. Я снова почувствовал некоторое душевное спокойствие. В новом собрании было много моих друзей и просто  хороших знакомых. Но и на этом давление не прекратилось. Вскоре, некоторые старейшины собрания Лаагна стали беседовать с моими друзьями из нового собрания, настойчиво поощряя их  близко со мной не общаться. Некоторые из моих товарищей поделились чем старейшины аргументировали свои слова: он не согласен с официальной трактовкой «верного раба», он считает, что не нужно сдавать отчёты и не посещает собрание. Правдой было только первое, я действительно не был согласен с этой позицией, но единственными людьми, которым я рассказал это – были сами старейшины. Возможно это не полный список клеветы, которую обо мне распространяли уже не пожилые сёстры, но сами же пастыри собрания. Судя по тому, как резко поменялось отношение ко мне, они провели беседы и со старейшинами нового собрания, выставив меня в чёрном свете.

Таким образом, за то, что я усомнился в учении про «верного раба» на меня начались религиозные гонения. К этому добавились и то, что я обратил внимание на беззаконие их детей.  Интересно, что демонстрация детьми этих старейшин аморального поведения перед сотнями человек, не вызвала никаких нареканий. Они не были лишены преимуществ и не были поставлены на замечание. Получается, что в организации можно запросто придерживаться двойных стандартов. Искренних христиан, исследователей можно подвергать гонениям, а своих ненаглядных чад нужно беречь. Сравните с тем, как реагировал Илия на грехи своих сыновей  (1 Самуила).

Далее, старейшины поняли, что кроме многочисленных друзей, которые у меня были в Эстонии, у меня есть сотни друзей по всему миру. Того, что они дискредитировали меня перед эстонскими друзьями было недостаточно. Брат Александр Евдокимов, который на тот момент служил координатором совета старейшин собрания Лаагна, пустился на крайние меры. Не могу сказать точно, возможно они лишь для меня кажутся крайними и брату Евдокимову не впервой было использовать такие методы давления. Вот что он придумал. Он поручил сестре Ирине Ивановой (которая ранее распускала обо мне сплетни) разослать послание всем моим друзьям в виртуальном пространстве. Большинство таких друзей были участниками моего форума «Единство». Поскольку сестра Иванова ранее была участником форума и имела контакты с теми же людьми, что и я, она как нельзя лучше подходила на роль осведомителя. Ниже я привожу письмо, которое Ира Иванова рассылала моим друзьям и знакомым.

 «Сестра (имя убрал), меня попросили старейшины нашего собрания связаться с тобой. Дело в том, что за последние несколько месяцев у нас в собрании произошли кое какие изменения и братья хотят, чтобы ты и другие братья и сёстры с форума знали о них достоверную информацию. Недавно было разбирательство у нас в собрании по поводу Володи Гомана и его поведения: на данный момент он больше не является служебным помощником и ему объявлено замечание. Вчера на ШТС у нас даже была речь, основанная на книге «Организованы» и вместо пункта 2 на служебной встрече (методы благовествования) брат обратил внимание собрания на стр.149-151. Он подробно рассказал, КТО принимает решение в отношении нарушителя и как нам нужно относиться к такому решению. Брат-старейшина сказал, что если мы продолжаем общаться с братом, которого держат на замечании (приглашаем в гости или принимаем приглашение, либо общаемся на форуме, что равноценно), то сами становимся соучастниками в его поступках. Иегова выносит решения, а мы каждый сам решаем будем мы ЕМУ подчиняться или нет.

Вот такие невесёлые у нас новости. Сейчас начато расследование вместе с братьями из Вефиля в отношении форума и некоторых тем, которые обсуждались на нём. Братья просили меня сообщить тем, кто ещё в форуме решения собрания. Очень надеюсь, сестра, что ты сделаешь правильные выводы. Молимся всем собранием за нашего брата и надеемся на его духовное выздоровление. Не стесняйся спросить тел. старейшин нашего собрания. Это нормально. Я с удовольствием тебе сообщу тел. любого старейшины.»

 

Не лишним будет сказать, что про «поставлен на замечание» и про расследование в вефиле я узнал только из этого письма, которое мне переслала одна честная сестра. Смысл этого послания, думаю, понятен без комментариев: Владимир Гоман стал неугоден, мы призываем всех вас отвернуться от него и прервать с ним всякие контакты. Ира Иванова недвусмысленно намекала, что те, кто продолжит общаться со мной – неподчиняются самому Богу Иегове. Поистине мера тщеславия этих людей выше всяких границ! И всё это послание зла было не о грешнике, прелюбодее или преступнике. Это было о человеке, который любит Иегову всем сердцем.

Дорогие мои друзья. Я верю и знаю, что среди СИ есть хорошие добрые люди. Я знаю, что таких людей много.  Но есть и другие: подхалимы, лжецы и гонители своих же собратьев – лютые волки. В следующий раз, когда они придут к вам домой и будут рассказывать про то, какая замечательная организация Свидетелей Иеговы, какая любовь и взаимопонимание царит между ними – верьте им. Но только с оговоркой, что так будет лишь до тех пор, пока ты будешь угоден этой организации или теми, кто имеет в ней власть. Если же ты стал неугоден им, от тебя отвернутся и братья и сёстры и даже самые близкие друзья.  Против тебя будут плести интриги, оказывать моральное давление.  Всё это я испытал на себе и могу перед Богом и людьми засвидетельствовать, что в моих словах нет неправды.

Итак, я подвергался сильному моральному прессингу со стороны руководителей собрания.  На тот момент репрессивные действия старейшин достигли своего апогея. Даже члены собрания со многими из которых я был дружен на протяжении многих лет сторонились меня как прокажённого. Помню, как сестра, с которой я с детства был в одной группе детского садика  и которая была моим близким другом, пыталась найти компромисс, между тем, чтобы соблюсти директивы руководителей собрания и сохранить отношения. Я пригласил ее в гости, но в ответ получил отказ: «давай лучше встретимся в городе». Старейшины запретили ходить в гости и приглашать к себе. Разве могут в настоящей дружбе быть какие-то компромиссы?!

Удивительно, но даже тогда я полностью не разочаровался в организации. Я решил пойти на последний шаг, чтобы восстановить справедливость. Точнее даже сказать, не я решил, а один мой близкий друг дал мне такой совет.  Я снова пошёл в вефиль, но на этот раз я говорил не с Арне Наабером, который не смог ничего сделать для решения проблемы (думаю, вы уже поняли почему), а с одним из координаторов эстонского филиала – Лембитом Рейли. Брат Рейли внимательно меня выслушал, посочувствовал, что такие дела происходят в моём собрании. Помню, как мне стало тепло на душе, когда я слушал его слова – так сильно они контрастировали с отношением старейшин и тех, кто шёл у них на поводу. Я был очень благодарен этому брату. Но за его словами не последовали никакие дела.  Прошло 2 месяца, я время от времени звонил Лембиту, считая, что он понимает серьёзность ситуации и что-то предпринимает. Через 2 месяца проволочек он попросту передал решение этого вопроса районному надзирателю – Алексею Фомину.  Если бы я хотел, чтобы этим занимался Алексей, я бы сам его попросил. Но я знал, что мои гонители были его друзьями.

Надо сказать, что с Алексеем мы знакомы ровно столько, сколько я нахожусь в собрании. Его жена – как раз та самая сестра, которая пришла ко мне впервые и предложила изучение Библии. Долгое время мы с ними были в одном собрании, пока их не назначили специальными пионерами, затем зам. районного и наконец, Лёша получил должность районного надзирателя в нашем районе (это весьма пагубно повлияло на его добрый характер).

 

Брат Фомин расспросил меня, что случилось. Мне в очередной раз пришлось рассказать всю историю от начала до конца,  в очередной раз, ощущая обескураженность и горечь. Алексей с официальным лицом выслушал это и сказал, что он должен всё расследовать и взвесить. Мне показалось это предложение вполне разумным. Что же предпринял наш районный надзиратель? Он пошёл к моим неприятелям, к старейшинам которые устроили гонения за веру и спросил У НИХ, что они думают по этому поводу. Не утруждая себя какими-то ещё действиями, он пригласил меня на встречу и сказал, что всё остаётся в силе, и больше он ничего не будет предпринимать.

Я спросил: в чём я виноват? Алексей ответил, что вроде я ничего плохого не совершил, но «всё равно  у всего этого какой-то нехороший фон».  Я напомнил ему, кто являлся распространителем клеветнической информации и поинтересовался, не должны ли быть приняты мере против клеветников, а не против жертвы клеветы? Разве я не достаточно пострадал от их действий? Кроме того, разве мудро спрашивать совета у тех, кто был моими гонителями, разве они не являются заинтересованными лицами?

Тогда брат Фомин, которого до тех пор я считал вполне разумным человеком, произнёс следующие слова:

Нуу.. Володя, понимаешь: всё что случилось – произошло с ТОБОЙ. Во всех вопросах, которые мы обсуждали, фигурирует ТВОЁ имя, следовательно, ТЫ тоже являешься виновником того, что произошло.

Я потерял дар речи. Тогда я подумал: Боже, спасибо Тебе, что эти люди не являются мировыми судьями, но всего лишь руководителями низшего звена в сравнительно небольшой религиозной общине. С такой логикой и таким подходом потерпевшие стали бы обвиняемыми и виновными. Даже сейчас, когда я пишу эти слова, я ощущаю ту боль и разочарование, которые почувствовал тогда. Я понял, что этим людям нет до меня никакого дела, им всё равно прав я или нет и что твориться в моей жизни. Они интересовались мною только до тех пор, пока я служил целям организации и проявлял полную покорность ее руководителям.  И я искал справедливости у этих людей? До последнего момента верил им, доверяя свои самые сокровенные мысли. Наверняка вы думаете, что за этими словами я напишу, что после этого я решил покинуть организацию, которая даже близко не соответствует принципам, которые проповедовал Иисус Христос?  Думаю, другой человек так бы и поступил. И мне в ту пору казалось, что покинуть организацию, было бы единственной возможностью закончить этот моральный прессинг.

Сильной привязанности к организации у меня на тот момент уже не было. Но я любил многих братьев и сестёр, которые стали мне близки за всё время, что я там находился. И я не разуверился ещё во многих учениях Свидетелей Иеговы. Ещё теплилась надежда, что что-то изменится. Поэтому я принял важное решение. В Эстонии меня пытались выпихнуть из собрания, многие братья и сестры буквально воротили свои лица от меня, обходили стороной, если мы встречались в магазине или на улице. А ведь я не был исключён из собрания, и даже оставаясь полноправным членом собрания, я в полной мере ощущал последствия старейшинского произвола.

Итак, моё решение было такое: я покину Эстонию, уеду в глубинку России. Там я посвящу своё время исследованию  Священного Писания  и тогда приму окончательное решение, остаться в этой организации, поскольку она заслуживает хоть какого-то доверия либо, если её учения не выдерживают проверки, покинуть ее навсегда. Через месяц после принятия решения я сошёл с поезда в городе Горячий Ключ, Краснодарского края.

 

 

Метки:

ТЫ - до сих пор не подписался на новости моего блога?!

Узнавай новости в числе первых. Оставайся в курсе событий!

1 комментарий к “Исповедь (часть 7)”

  1. Недавно нашёл твой сайт,читаю историю твоего прибывания в ОСБ и нахожу очень много общего. Разница лишь в том что начал библию изучать наивным юношей 15 лет в 1993 года,а вышел только в 2017 году. Очень хорошо знаком с самодурством старейшин и фальшивой дружбой соверующих. Нас все время пугали миром,что сатана использует тебя а потом выкинет как ненужную вещь. А фактически так поступила со мной ОСБ. Сколько я сделал,как я думал для Бога ,а в сущности для ОСБ,но как только я начал глубоко исследовать вопросы вероучения и высказывать недоверие ВиБру,метя тут же оклеветали,и по быстрому исключили. Почти все кто назывались друзья тутже забыли все то доброе что я и моя семья годами даже десятилетиями делали для них, и даже не узнав у нас самих причину исключения молча отписались от дружбы. Хорошо что не послушался своего лучшего друга старейшины который хотел чтобы я написал в филиал свои вопросы и подал опиляцию на решения ПК,как видно из твоей истории нечего кроме нервотрепки это бы не принесло. Больше всего добивает что все делается со словами о нашем благе и от имени Иеговы (Иерем.7:31). Читая такие биографии видно что многие из них очень похожи,особенно что касается внутреннего отношения между членом собрания СИ. Все это доказывает что нет ни какой особой любви между СИ, что определяло бы их как истинных учеников Христа(Иоан.13:34,35). Надеюсь что ещё многие, прочитав эту и подобные истории из жизни бывших и действующих СИ,а так же коментарии к ним,задумаютя прежде чем вступить в эту орг-цию или стоит ли оставаться в ней.

Оставить комментарий или два